Рифли

201 подписчик

Свежие комментарии

  • Лариса Сырбачева
    "Велика непостижимо, Мой Господь,любовь Твоя, Глубиной с ней несравними И бездонные моря. Из любви ко мне Ты умер, Из..."БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ....
  • Екатерина Франчак
    С большим интересом прочитала статью о христианах на фронтах второй мировой!!Огромное спасибо за подробную информацию...ХРИСТИАНЕ НА ФРОН...
  • Лариса Сырбачева
    "Для них и небо открыто. Узок путь, ведущий в жизнь вечную, и немногие находят его." Аминь."БУДЬ ВЕРЕН ДО СМ...

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)

 

Граф Клаус Штауффенберг родился в одной из старейших аристократических семей Южной Германии, тесно связанной с королевским домом Вюртемберга - отец графа занимал высокий пост при дворе последнего короля. Клаус был третьим сыном в семье. Его старшие братья, Бертольд и Александр, позднее также приняли участие в заговоре. Штауффенберг воспитывался в духе католического благочестия, немецкого патриотизма и монархического консерватизма. Он получил отличное образование, имел литературные склонности, но в конце концов выбрал военную карьеру и в 1926 г. поступил на военную службу. Штауффенберг с энтузиазмом воспринял приход Гитлера к власти в 1933 г., поверив в то, что нацистский режим обеспечит возрождение Германии. Из Польши Штауффенберг писал жене: "Население — невероятный сброд. Много евреев и полукровок. Этим людям хорошо, когда ими управляешь кнутом. Тысячи заключенных пригодятся для сельского хозяйства Германии. Они трудолюбивы, послушны и нетребовательны". Позднее, однако, его отношение к национал-социалистическим идеям изменилось. В начале Второй мировой войны Штауффенберг был офицером Баварского кавалерийского полка, участвовал в оккупации Судетской области, в польской и французской кампаниях, был на германско-советском фронте, а в 1943 - в Северной Африке.

Получив тяжелейшее ранение в Тунисе, Штауффенберг чудом выжил (потеряв левый глаз, правую руку и два пальца на левой руке) и вернулся в строй. К этому времени он уже осознал, что Гитлер ведет Германию к катастрофе. Желая спасти родину от позора и бесчестия, Штауффенберг присоединился к участникам заговора против фюрера. Предвидя неминуемое поражение в войне, группа германских генералов и высших офицеров пошла на заговор, целью которого было физическое устранение Гитлера и захват генштаба в Берлине. Заговорщики рассчитывали, что после ликвидации фюрера смогут заключить мирный договор и таким образом избежать окончательного разгрома Германии. Уникальная возможность обеспечить успех заговора была связана с тем, что на новом месте службы - в штабе резерва сухопутных войск на Бендлерштрассе в Берлине - Штауффенберг занимался подготовкой так называемого плана «Валькирия». Этот план, разработанный официально и согласованный с самим Гитлером, предусматривал меры по переходу управления страной к штабу резерва сухопутных войск в случае внутренних беспорядков, если связь с Верховным командованием вермахта будет нарушена. По планам заговорщиков, именно на Штауффенберга была возложена задача по установлению связи с командирами регулярных воинских частей по всей Германии после планируемого покушения на Гитлера и отдании им распоряжений об арестах руководителей местных нацистских организаций и офицеров гестапо. В то же время, после назначения Штауффенберга начальником штаба резерва сухопутных войск, он был единственным из заговорщиков, имевшим регулярный доступ к Гитлеру, поэтому в конце концов он взял на себя и осуществление самого покушения. На 20 июля 1944 г. в ставке Гитлера было назначено очередное совещание о положении дел на фронтах. Участники заговора генерал-майор Хеннинг фон Тресков и его подчиненный майор Иоахим Кун, военный инженер по образованию, подготовили для покушения два взрывных устройства, которые Штауффенберг положил в свой портфель. Активировать детонаторы предстояло самому Штауффенбергу непосредственно перед покушением. Штауффенберг был вызван в полевую ставку Верховного командования германской армии «Вольфшанце» ("Волчье логово") под городом Растенбург в Восточной Пруссии (ныне город Кентшин на территории Варминско-Мазурского воеводства Польши), где ему предстояло сделать доклад о формировании резервных частей. Вызов на совещание завизировал сам генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, начальник Верховного командования вермахта, главный советник Гитлера по военным вопросам. Перед вылетом в ставку Клаус фон Штауффенберг встретился со своим братом Бертольдом и сказал ему слова, которые тот записал в дневнике: «Кто найдет в себе мужество сделать это, войдет в историю как предатель, но если он откажется это сделать, то будет предателем перед своей совестью». Штауффенберг рассчитывал, что совещание будет проходить в одном из бункеров. Взрыв двух килограммов взрывчатки в закрытом помещении не оставлял фюреру практически никаких шансов на спасение. Однако по прибытии в ставку Штауффенберг узнал, что совещание перенесли на более раннее время. Кроме того оно должно состояться в деревянном бараке, так как в бункере фюрера проводились дополнительные укрепительные работы. Находясь под почти непрерывным наблюдением, испытывая дефицит времени и действуя одной искалеченной рукой, Штауффенберг смог активировать детонатор только на одно взрывное устройство. Несмотря на то, что взрыв одного из находящихся вплотную друг к другу устройств привёл бы к детонации и второго, Штауффенберг по оставшимся неизвестными причинам не стал класть обратно в свой портфель блок взрывчатки, оставшийся без детонатора. Поэтому сила взрыва была в два раза меньше ожидаемой заговорщиками. Правда, ему удалось поставить портфель рядом с Гитлером и под благовидным предлогом выйти из комнаты, когда до взрыва оставалось пять минут. Но буквально за считанные секунды до взрыва кто-то из присутствующих переставил портфель, и массивный дубовый стол спас Гитлера от взрывной волны. Всего в бараке находились 24 человека. 17 из них получили ранения, четверо погибли, а сам Гитлер чудом отделался легкой контузией и ранением. Неудача покушения дала ему очередной повод говорить о себе, как о персоне, оберегаемой «провидением». До этого покушения каждый офицер заходил к Гитлеру без обыска и с боевым оружием. Штауффенберг в тот день так же был с оружием. К этому моменту Штауффенберг уже покинул территорию Ставки и видел взрыв с расстояния. Будучи уверенным в успехе покушения, он добрался до Растенбурга и вылетел в Берлин, где сообщил генералу Фридриху Ольбрихту (участнику заговора), что Гитлер мертв, и стал настаивать на приведении плана «Валькирия» в исполнение. Однако командующий резервом сухопутных войск генерал-полковник Фридрих Фромм, который должен был подписать план, решил сам удостовериться в гибели Гитлера и дозвонился до Ставки. Узнав о провале покушения, он отказался от участия в заговоре и был арестован заговорщиками. Действия заговорщиков были поддержаны оппозиционно настроенными военачальниками на местах. Например, военный губернатор Франции, генерал Штюльпнагель начал аресты чинов СС и Гестапо. Пытаясь осуществить свой план, Штауффенберг лично обзванивал командиров частей и соединений в Германии и на оккупированных территориях, убеждая их выполнять приказы нового руководства - генерал-полковника  Людвига Бека и генерал-фельдмаршала Вицлебена -  и провести аресты офицеров СС и гестапо. Некоторые из тех, к кому он обращался, действительно выполнили его указания и приступили к задержаниям. Однако многие войсковые командиры не торопились исполнять указания нового руководства до официального подтверждения гибели Гитлера. Такого подтверждения, однако, не последовало, более того, Геббельс вскоре объявил по радио, что Гитлер жив. В результате уже к вечеру того же дня сохранивший верность фюреру батальон охраны военной комендатуры Берлина контролировал основные здания в центре Берлина, а ближе к полуночи захватил здание штаба резерва сухопутных войск на Бендлерштрассе. Клаус фон Штауффенберг, его брат Бертольд и другие заговорщики были схвачены. При аресте Штауффенберг был ранен пулей в плечо. Выпущенный из-под ареста генерал-полковник Фромм немедленно объявил заседание военного суда и тут же приговорил к смерти пять человек, в том числе Клауса фон Штауффенберга. Осужденные были расстреляны во дворе штаба. Перед смертью Штауффенберг успел крикнуть: «Да здравствует священная Германия!» Остальные заговорщики были переданы Гестапо. На следующий день была создана специальная комиссия из высокопоставленных руководителей СС для расследования заговора. Тысячи предполагаемых и действительных участников «заговора 20 июля» были арестованы, подвергнуты пыткам, казнены. Мучения специально снимали на киноплёнку для показа фюреру. По всей Германии начались аресты подозреваемых в заговоре. Были арестованы многие видные военачальники, например, генерал-фельдмаршалы Вицлебен (казнен по приговору суда) и Эвальд фон Клейст (отпущен), генерал-полковник Штюльпнагель (пытался застрелиться, но выжил и был казнен), Франц Гальдер и многие другие. Легендарный полководец Эрвин Роммель, попав под подозрения, 14 октября покончил с собой (по другой версии, самоубийство Роммеля было инсценировано). Погибли и многие гражданские участники заговора пастор Дитрих Бонхёффер Карл Фридрих Гёрделер, Ульрих фон Хассель, Юлиус Лебер и другие. Хельмут Джеймс фон Мольтке (1907-1945)немецкий юрист, граф, участник антинацистского движения Сопротивления. Родился в аристократической семье, внучатый племянник фельдмаршала Хельмута фон Мольтке, командовавшего прусской армией в войне против Австро-Венгрии и Франции. Его мать Дороти (урождённая Роуз-Иннес), англичанка, дочь сэра Джеймса Роуз-Иннеса, верховного судьи Южно-Африканского союза. Родители Хельмута Джеймса входили в состав протестантской религиозной организации «Христианская наука», основанной в США Мэри Бейкер Эдди. Его отец занимался преподавательской и переводческой деятельностью в рамках «Христианской науки», был одним из переводчиков на немецкий язык наиболее известной книги основательницы этой организации «Наука и здоровье с Ключом к Священному Писанию». Хельмут Джеймс фон Мольтке изучал юридические и политические науки в университетах Бреслау, Вены, Гейдедельберга и Берлина. В 1934 г. Мольтке сдал экзамен на звание асессора, необходимый для юридической карьеры в Германии. " 1935-1938 гг. Мольтке регулярно посещал Великобританию, где получил юридическое образование в Лондоне и Оксфорде, что дало ему право на адвокатскую практику в Англии. В студенческие годы участвовал в молодёжном движении, был одним из организаторов трудового лагеря для студентов и молодых рабочих и крестьян, с тем, чтобы они находили взаимопонимание и происходило смягчение социальных противоречий. С 1930 г. он занимался управлением отцовским имением Крайзау и разделил его неиспользуемую часть между крестьянами, что вызвало резкую критику со стороны местных землевладельцев.  (Продолжение. Начало см. "Боль сердца" (Мемориал 5, 6, 7, 8, 9))

 

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)1929 г.

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)Муса Джалиль

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)Джума Джамгырчиев

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)Султан Джура

БОЛЬ СЕРДЦА (МЕМОРИАЛ 10)Гирш Диамант






 


















Картина дня

))}
Loading...
наверх